Вандализм в Казани

В Казани начинается судебный процесс над вандалами, нагло изрисовавшими непонятными, на первый взгляд, надписями здания в историческом центре города.

Вандальный поход с уголовными последствиями

В Казани стартует процесс над молодыми людьми, разрисовавшими объекты культурного наследия в центре города. По ч. 1 ст. 243 УК РФ («Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия») и ч. 2 ст. 214 УК РФ («Вандализм, совершенный группой лиц») обвиняются двое уроженцев Набережных Челнов — 20-летний второкурсник КФУ Иван Бескровный и 22-летний студент первого курса Казанского строительного колледжа Камиль Шагиев, а также 22-летний казанец Олег Карташов, имеющий средне-специальное образование. Из этой троицы к уголовной ответственности прежде привлекался только Шагиев — по ст. 159 ч. 1 УК (мошенничество), но дело было прекращено в связи с примирением сторон.
По версии следствия, в ночь с 18 на 19 марта ребята в состоянии алкогольного опьянения решили разрисовать здания в центре города на улице Пушкина и Карла Маркса. При себе у них оказалось 10 аэрозольных баллончиков, 42 маркера, три бутылки с красками, перчатки и пистолет — для покраски. Начали они с дома №58 по улице Пушкина, являющегося объектом культурного наследия. Следователи полагают, что Иван Бескровный написал на этом здании маркером «Снова мы», «SNW», тем самым нанеся ущерб «ООО Управляющая компания Вахитовского района» на 1,8 тыс. рублей, которые ушли на восстановление внешнего вида здания. Следующим пострадал еще один объект культурного наследия — дом Крестовникова на Пушкина, 56, где располагается подразделение Института татарской энциклопедии и регионоведения Академии наук РТ. На нем появились надписи «Бивэй», «Снова мы», «SUW», «Sound1». В этом случае за восстановление внешнего вида здания пришлось платить Академии наук РТ, которая потратила на это почти 10 тыс. рублей.

Далее пьяные студенты добрались до третьего дома-памятника на улице Карла Маркса, 62. Пока Бескровный рисовал вдоль стены «Cнова», Шагиев перелез через металлическое ограждение, поднялся на крышу пристроя и баллончиком нанес надписи «Sound» и «Саунд», считают следователи. Карташов, по их версии, от друзей решил не отставать и, забравшись на металлическое ограждение, написал баллончиком слово «Стобит». Ущерб оценили в 2 тыс. рублей.
Досталось и усадьбе Сандецкого, где аналогичным образом появились надписи «Серят», «Саунд», «Отобит», «Бивэй», «Шноп», «Снова», «Снова мы» и нарисованные лицо и меч. Здесь ребята не ограничились красками: Бескровный кулаком разбил три оконных стекла, повредив оконную раму. Государственный музей изобразительных искусств РТ заплатил за ремонт здания 14 тыс. рублей.
Три витринных стекла дверей входной группы хулиганы разбили в здании мастерских художников на Большой Красной, 62а. Восстановительные работы обошлись музею еще в 7,6 тыс. рублей. Таким образом, общий ущерб от пьяных художеств составил 35 тыс. рублей с лишним.

Узнали по тегу

Гуляли парни, как выяснили следователи, вчетвером. С ними был малолетний приятель челнинца Бескровного, с которым они вместе приехали в Казань — в гости к Шагиеву. На следствии юный свидетель рассказал, что, приехав и попив у хозяина чай, они пошли гулять и встретили соседа Шагиева по квартире — Карташова. Взяли с собой на прогулку маркеры и спиртное, добравшись до центра города, выпили в одном из дворов алкоголь и отправились ужинать в кафе. Кульминацией «культурной программы» и стали рисунки на стенах, в том числе авторский тег Бескровного — «Бивэй», позже поделился со следствием свидетель, который, с его слов, лишь наблюдал за происходящим. Когда закончилась краска, поехали домой к Шагиеву.

Оперативники тем временем занялись поиском подозреваемых и начали с общения с любителями граффити, которые и рассказали, что надписи называются тегами и обозначают чье-то прозвище или имя. А еще поделились именами предполагаемых виновников: кто какие теги использует, для граффитистов не секрет.
А дальше на квартиру Шагиева и Карташова пришли с обыском и нашли орудия предполагаемого преступления. После задержания парни признались в вандализме.

Разрисовали от незнания?

Как выяснило «Реальное время», один из участников прогулки рассказал, что изначально ничего рисовать не планировали. Пили вечером пиво с коньяком, а в первом часу ночи, продолжая выпивать, пошли пешком до «Корстона», чтобы оттуда вызвать такси до дома. Но тут одному из них пришлось отлучиться по нужде. Перелез через кованый забор и отправился вглубь двора, после чего, вернувшись, написал на стене свое прозвище — «Саунд». О том, что действие происходило на территории музея, молодой человек, как выяснилось, не знал. Зато пояснил, что непонятные прохожим надписи «Снова» и «Снова мы» на самом деле означают конец зимы и возможность снова рисовать граффити. А «Отобит» и «Шкоп» — прозвища знакомых, которые сейчас служат в армии. Кстати, следствие считает, что Шагиев зачем-то еще и вывеску со здания Академии наук РТ снял — ее нашли при обыске и уже вернули в Академию.

Другой обвиняемый также пояснял следователям, что если бы знал о высоком статусе зданий, то рисовать на них не стал бы. Третий вообще сказал, что является иногородним и в Казани ориентируется плохо.
В ходе предварительного следствия трое фигурантов признали вину лишь в вандализме (по ч. 2 ст. 214 УК РФ), а обвинение в повреждении объектов культурного наследия» (ч. 1 ст. 243 УК РФ) отрицали.
Одним из доказательств против троицы стали камеры видеонаблюдения на здании усадьбы Сандецкого. Добровольное возмещение ущерба может стать смягчающим вину обстоятельством, а вот преступление в подпитии — отягчающим.

Мария Горожанинова, фото автора