Граффити, стрит-арт и авторское право

Случаи использования граффити и стрит-арта крупными компаниями для продвижения своих продуктов встречаются все чаще. Это говорит о том, что подобные произведения искусства особо уязвимы для незаконного копирования. Можно ли считать граффити достаточно оригинальными для распространения на них авторского права, и заслуживает ли несанкционированный стрит-арт юридической защиты – разбираемся с особенностями иностранного и российского законодательства.

Преподаватель кафедры интеллектуальной собственности Лондонского университета Энрико Бонадио (Enrico Bonadio) задается нетривиальным вопросом: могут ли граффити и стрит-арт быть защищены авторским правом? Чтобы ответить на него он пообщался с уличными художниками, и изучил имеющуюся юридическую практику. Результаты его исследования, дополненные комментарием российского юриста, мы публикуем в этой статье.
Этим переводом Институт Исследования стрит-арта официально начинает серию публикаций статей журнала Street Art & Urban Creativity Scientific Journal, международного и междисциплинарного научного издания, посвященного уличному искусству.

Стоит ли оно того?

Для написания статьи Бонадио использовал несколько полуформальных интервью с уличными художниками и райтерами (Уличные художники, особенно делающие граффити и стрит-арт, часто называют себя райтеры (writers), что обусловлено как данью традиции (граффити первоначально состояли только из букв и цифр), так и желанием отделить себя от академической традиции). Он выяснил, что художники потенциально хотели бы подать в суд на физические лица или компании, которые пытаются коммерчески использовать их работы. Но на практике их отталкивает необходимость раскрытия собственной личности, и риск получить встречный иск от владельца недвижимости, на которой была изображена художественная работа.

Как вариант, иск о защите авторских прав можно подать по истечении срока давности с момента создания произведения. Именно это и сделала Джейд Берроу, подруга покойного нью-йоркского художника Дэша Сноу (который писал SACE вместе с командой IRAK), когда корпорация McDonald’s воспроизвела на стенах некоторых из своих ресторанов надписи Сноу.»Дело «Джэйд Берроу против Корпорации McDonald’s», иск подан 3 октября 2016 в суд Централ дистрикт, Калифорния. Однако в суде дело развалилось. »

Иллюстрация 1. Троу-ап Дэша Сноу и его копия в интерьере кафе McDonald’s

С другой стороны, в интервью уличные художники отмечали, что не намерены судиться с другими художниками, которые «байтят» (Байтить — сленговое (в хип-хоп культуре) обозначение воровства чужой идеи или стиля, иногда синоним «копирования») их работы без каких-либо коммерческих целей. В таком случае они предпочитают несудебные формы. Например, художник может нарисовать что-то поверх копии, обнародовать копию в соц.сетях, раскритиковать и осмеять плагиатора, нанести ущерб его репутации.

Теги и троу-апы

Тег (англ. tag — ярлык, этикетка, бирка; метить) – короткая подпись райтера.
Троу-ап, иногда тру-ап (англ. throw-up — бросать что-либо, кидать). Буквально – «набросок». Очень простой и быстрый рисунок, состоящий из контура и заливки

Чтобы быть защищенным авторским правом, работы должны быть оригинальными. Однако можно ли говорить об оригинальности применительно к тэгам и троу-апам, которые воспроизводятся по многу раз? Люди несведующие и вовсе считают эти изображения обычными каракулями, которые визуально загрязняют город и только добавляют работы коммунальным службам. Сами райтеры предлагают оценивать оригинальность с учетом специфической аудитории, а именно граффити-сообщества. Его члены могут увидеть различия и особенности, которые не видят люди чуждые этому кругу, не знакомые со спецификой субкультурного художественного процесса [Marta Iljadica, p 2].

Другой вопрос, касающийся авторского права – это носитель, на котором изображено произведение искусства. В случае с тэгами и троу-апами, это может быть витрина магазина, мусорное ведро, кусок стены. Но поскольку степень «художественности» произведения не определяется используемыми материалами, то поверхность, на которой изображен тэг или троу-ап не может влиять на оценку его оригинальности.

В качестве примера можно привести знаменитый тег Бэнкси, который был нарисован британским художником на многих городских поверхностях. Можно утверждать, что он уникален и, следовательно, имеет право на защиту авторских прав (хотя Бэнкси, вероятно, не станет утверждать это, поскольку считает, что «авторские права – для неудачников» [Banksy]). Вертикальная линия заглавной буквы «B» отсутствует; буква «k» нуждается в «n» для поддержки; верхняя часть буквы «s» слегка исчезает, а последняя буква «y» перечеркнута [Will Ellsworth-Jones, p. 60]. Тэги явно далеки от просто написанного слова, они еще и изображения.

Иллюстрация 2. Тег Бэнкси

Несанкционированный стрит-арт и доктрина «нечистых рук»

Хотя количество муралов, созданных по договоренности с владельцем недвижимости, постоянно растет, многие уличные художники по-прежнему предпочитают творить под покровом ночи, не спрашивая ни у кого разрешения. Это влечет за собой серьезные юридические последствия для них. Кроме возможности судебного преследования за нарушение права частной собственности, остается неясным, может ли несанкционированное произведение искусства считаться защищенным авторским правом и можно ли его отстоять суде?

Этот вопрос всё еще находится в серой зоне закона во многих юрисдикциях, включая США и Великобританию. При этом в некоторых делах, связанных со стрит-артом и граффити, судей не интересовало, было ли произведение создано с согласия собственника недвижимости или без. Например, в деле «Reece против Marc Ecko Unlimited», суд отклонил иск о нарушении авторских прав против создателя игры в стиле граффити, использовавшего работы райтера Reece, не поднимая вопроса о законности создания работ. Речь идет об игре «Marc Eckō’s Getting Up: Contents Under Pressure», вышедшей в 2006 году на ПК, PS-2 и Xbox.

Иллюстрация 3. Скриншот из игры Marc Eckō’s Getting Up: Contents Under Pressure

Еще один интересный случай — дело «Mager против Brand New School», 78 USPQ 2d 1389 (2004). Стильные наклейки в виде глазных яблок были размещены художником Дэмьеном Мэгером на рекламных щитах Нью-Йорка. Кроме того стикеры появились на несколько секунд в телевизионной рекламе без разрешения художника. Мэгер подал иск и потребовал компенсацию. Суд принял иск, несмотря на то, что наклейки могли быть размещены на улицах без необходимых разрешений. Однако ущерб не был возмещен, поскольку авторское право было зарегистрировано уже после того, как произошло его предполагаемое нарушение. Судья при этом никак не учитывал законность создания произведений при рассмотрении дела [См. также Danwill D. Schwender].

Дело «Creative Foundation против Dreamland&Others» [2015] EWCH 2556 (Ch), 11 сентября 2015. Стоит упомянуть и британское дело «Creative Foundation против Dreamland», — первый случай, когда британский судья учитывал, кому принадлежали стены, на которых размещены произведения искусства. Судья постановил, что мурал (Мурал – произведение монументальной живописи на стене здания. В стрит-арте обычно любая большая работа.) «Art Buff», написанный Бэнкси в английском городе Фолкстон и вырезанный из стены арендатором здания, на котором он был изображен – движимое имущество, принадлежащее арендодателю, а не арендатору. В то же время суд отметил, что без сомнений авторское право принадлежит Бэнкси. Судья подчеркнул это, хотя признал, что произведение было создано без предварительного согласия арендодателя и арендатора (Creative Foundation, которому теперь принадлежат права на «Art Buff»). Таким образом, судя по всему, судью не интересовало, было ли произведение создано легально или нет.

Иллюстрация 4. Мурал Бэнкси «Art Buff» до и после изъятия

Дело «Villa против Pearson Educ., Inc.», 2003, WL 22922178 (ND Ill. 9 декабря 2003). Вопрос о защите авторских прав на незаконно созданный стрит-арт был косвенно рассмотрен и американским судом по делу «Villa против Pearson Education». Хирам Вилла, чикагский художник, известный под псевдонимом Unone, подал в суд на издателя за публикацию его мурала в руководстве по стратегии видеоигры. Ответчик попросил отклонить жалобу, утверждая, что произведение не может быть защищено авторским правом, поскольку было создано незаконно. Суд отклонил ходатайство, однако отметил, что утверждение о том, что произведение не может быть защищено авторским правом из-за его незаконного происхождения потребует расследования обстоятельств, при которых произведение было создано. В результате дело было урегулировано вне суда. Такое заключение судьи позволило некоторым сделать вывод, что судьи могут принимать довод о незаконности создания произведения искусства в качестве защиты от иска о нарушении авторских прав, или по крайней мере в качестве одного из факторов, влияющих на исход подобных дел.

Данную стратегию защиты можно рассматривать как применение так называемой доктрины «нечистых рук» (Doctrine of Unclean Hands), в рамках которой ответчик утверждает, что истец не должен получать правовую защиту и/или прибыль, если последний действовал неэтично, недобросовестно или осуществлял незаконную деятельность. Эта доктрина довольно популярна среди обвиняемых в присвоении и использовании произведений стрит-арта, созданных без разрешения владельца имущества.

Иллюстрация 5. Кадр из рекламы H&M c работой Revok на фоне

 

Иллюстрация 6. Граффити Rime «Vandal Eyes» и платье от Moschino

Бонадио указывает на отсутствие связи между незаконным действием, совершенным художником (например, нанесением несанкционированной росписи на стене), и выгодой, получаемой третьими лицам за счет воспроизведения, переделок и демонстрации работы художника. Проще говоря, поведение художника никак не навредило ни человеку, ни организации, которые присвоили его нелегально размещенное произведение искусства. Поведение художника может наносить ущерб владельцу собственности, на которой находится произведение, но он не принимает участия в судебном разбирательстве. Все это делает доктрину «нечистых рук» совершенно непригодной для принятия решения о нарушении авторских прав.

Дело «Изображения на Берлинской стене» (Дело I ZR 68/93) [1997] ECC 553. Способ (легальный или нелегальный), которым произведение искусства было создано, не должен влиять на объем и применимость авторского права [Celia Lerman; Owen Morgan], поскольку это никак не влияет на содержание произведения. В конце концов, именно к этому выводу пришел немецкий суд, разбирая дело об авторском праве на работу на Берлинской стене: на решение суда не повлияло, что работа была создана явно незаконно и нанесла ущерб частной собственности.

Заключение

Защита авторского права необходима, если художники или райтеры хотят заработать на своих работах, например, разрешить галереям или агентам продавать принты их работ [Jim Carey’s interview with Banksy] или предоставлять лицензии на использование своих произведений на различных товарах. Многие этим зарабатывают. Но художники могут использовать свои произведения не только для коммерческих целей. Они могут передавать их благотворительным или некоммерческим организациям бесплатно, но при этом они всё равно имеют право на контроль за тем, как их работы используются. Так, например, поступает лондонский художник Stik. Он предоставляет права использовать его фигурки человечков Национальной службе здравоохранения Великобритании (NHS) и другим общественным организациям в своих просветительских компаниях. Это становится возможным именно благодаря регулированию авторского права.

Иллюстрация 7. Авторские фигурки Stik-a в оформлении центра Национальной службы здравоохранения

Система авторского права достаточно гибкая, чтобы позволить уличным художникам и райтерам заниматься художественной, культурной и даже коммерческой деятельностью. Поскольку авторское право может и уже распространяется на стрит-арт, художники должны принять правила игры. Это означает, что иногда они могут и проиграть в суде. Дело «Seltzer v. Green Day, Inc.», 725 F.3d 1170, 1173-74 (9th Cir. 2013). Пример такого случая – дело «Seltzer против Green Day, Inc.» 2011 года. Художник Seltzer подал в суд на популярную группу Green Day, которая использовала в концертах видео с его работой, написанной на стене в Лос-Анджелесе. Калифорнийский федеральный округ и окружные судьи отклонили претензии художника, поскольку признали, что работа в видео была переработана, а использование в общем не было коммерческим.

Иллюстрация 8. Переделанная работа Seltzer на фоне концерта группы Green Day и оригинал

Уличные художники и сами могут быть осуждены за нарушение авторских прав. Это произошло, например, в деле «Моррис против Гетта». Иногда его также называют «Терри Гуетта» (что не совсем верно). Но больше он известен как «Mr. Brainwash» или «Мистер Мозгоправ» (во многом благодаря фильму Бэнкси «Выход через сувенирную лавку»). Судья постановил, что семь произведений Гетта, включая мурал, основанных на известной фотографии покойного солиста The Sex Pistols Сида Вишеса, снятой Денисом Моррисом в 1977 году не могут быть защищены авторским правом, поскольку недостаточно оригинальны. «Дело «Деннис Моррис против Тьерри Гетта и др.» — No. LA CV12–00684. См. также дело «Фридман против Гетта», No. CV 10-00014 DDP (CD Cal. 27 мая 2011), дело, возбужденное в 2011 году фотографом Гленом Фридманом против Тьерри Гетта. Центральный округ Калифорнии вынес решение по делу Фридмана, заключив, что работа Гетты (в данном случае не уличное произведение искусства, а полотно) была в значительной степени похожа на знаменитую фотографию Фридмана рэп-группы Run DMC, а значит Гетта нарушил авторское право. Подобная участь, вероятно, ожидала бы Шепарда Фейри, если бы он не достиг соглашения о досудебном урегулировании с Associated Press, на которую сам подал в суд, обвинив в нарушении авторских прав. Фейри утверждал, что он добросовестно использовал портрет Барака Обамы для создания плакатов президентской кампании бывшего президента США, и не нарушил ничьих авторских прав. Этот аргумент скорее всего был бы отклонен судьей.

Иллюстрация 9. Мурал Mr.Brainwash, признанный судом неоригинальным. 
Иллюстрация 10. Постер «Hope» Шепарда Фейри, ставший объектом разбирательства с Associated Press. 

Стрит-арт и авторское право в России. Комментарий юриста Дмитрия Бородина: 

Чтобы ответить на вопрос, есть ли у уличных художников авторские права на их творения, необходимо выяснить, являются ли они произведениями искусства с точки зрения российского законодательства. Для подавляющего большинства объектов стрит-арта ответ будет положительным. Гражданский кодекс предоставляет защиту авторских прав на любые произведения искусства, независимо от их достоинства и способа выражения. Обывательские аргументы о простоте или манере исполнения («да это мазня какая-то») не являются препятствием для возникновения авторских прав. Даже небольшие теги, на исполнение которых требуется незначительное время следует рассматривать как произведения. Тот, кто сможет доказать, что именно его творческим трудом было создано конкретное граффити будет обладать авторскими правами. Доказывается это разными способами — показания свидетелей, фотографии, видеозапись нанесения рисунка. Возможно и внесение нарисованного изображения в специальный реестр или удостоверение его создания у нотариуса.

Не является препятствием для возникновения авторских прав и то обстоятельство, что граффити было нарисовано без согласия собственника здания. Такая ситуация приведет к некоторым особенностям при осуществлении авторских прав (об этом ниже), но не повлияет на их появление. Тот, чьим творческим трудом создано изображение всегда будет рассматриваться как автор, даже если своровал краски или позаимствовал холст (или стену, как в случае с граффити), и обладать авторскими правами.

К авторским правам относится право указывать себя в качестве автора (например, в каталогах) и под тем именем, которое он пожелает указать (или анонимно). Автор обладает исключительным правом на произведение, которое позволяет запрещать другим лицам распространять экземпляры произведения. Если возвращаться к граффити, то благодаря исключительному праву художник может потребовать прекратить распространять товары с таким изображением и заняться этим самостоятельно или разрешить другому лицу. В качестве примера можно привести недавнюю ситуацию с граффити Покраса Лампаса, поверх которого было нанесено другое изображение — зеленый смайл. Вскоре после того, как первоначальный мурал был испорчен, Покрас Лампас анонсировал выпуск футболок с нарисованным смайлом. Фактически художник организовал выпуск экземпляров чужого произведения, что является нарушением исключительного права. В случае, если автор смайла обратится в суд, высока вероятность, что ему удастся взыскать компенсацию за коммерческое использование его изображения.

Случай с разрисованным граффити Покраса Лампаса примечателен тем, что затрагивает и право автора на неприкосновенность произведения. Никто без согласия автора не имеет права искажать его произведение. И если бы автор зеленого смайла обратился за компенсацией за использование его изображения, у Покраса Лампаса были бы основания обратиться со встречным требованием о нарушении права на неприкосновенность произведения.

Данная ситуация носит гипотетический характер и, похоже, участники конфликта не заинтересованы в судебном разбирательстве. Но вопрос с неприкосновенностью произведений уличного искусства крайне важен — это касается и случаев, когда граффити рисуется без согласия собственника здания. Изображения как правило закрашиваются и, если строго следовать положениям закона, эту ситуацию следует рассматривать как нарушение права на неприкосновенность произведения. Закрашивая граффити, собственник здания уничтожает часто единственный экземпляр произведения. В российской практике пока не встречалось подобных дел и загадывать как суд разрешил бы такой спор дело неблагодарное, но обратить внимание на данный аспект прав уличных художников крайне необходимо.

В дискуссиях о граффити обсуждаются эстетические достоинства изображений, вопросы, связанные с получением разрешений на нанесение рисунков, но не то, что закрашивающий граффити собственник здания тем самым нарушает права автора. В большинстве случаев это связано с нежеланием авторов деанонимизироваться и опасением понести наказание. Но если, как минимум известные российские художники будут поднимать вопрос о защите их авторских прав, это будет полезным делом для развития стрит-арта. Спорить об эстетических достоинствах конкретных изображений можно бесконечно, но если речь идет о закрепленных в законе правах, то это является серьезным аргументом, с которым можно обратиться в суд. Возможно, если такие аргументы будут подниматься чаще, то собственники зданий будут более внимательны, принимая решение о закрашивании изображений.

Энрико Бонадио (Enrico Bonadio)
Старший преподаватель кафедры интеллектуальной собственности University of London
Enrico.Bonadio.1@city.ac.uk
Оригинальная версия статьи: https://sauc.website/index.php/sauc/article/view/123

Редактор: Иван Кудряшев
Перевод: Ксения Зиндер
Юрист: Дмитрий Бородин

__________________________________________________________________________________________________________________

Сотрудники ИИСА узнали, что думают русские райтеры и уличные художники о проблематике авторского права, которая поднимается в статье «Graffiti, street art and copyright» журнала Street Art & Urban Creativity Scientific Journal

Константин Ставров
«Если рассматривать граффити как акт анархизма, то понятия авторского права и частной собственности оказываются под вопросом и даже отрицаются. То есть художник не будет пользоваться государственной системой защиты прав, а ответит прямым действием или не уделит этому внимания вообще.»

Владимир Стекачёв
«Если работа анонимная, то нельзя говорить об авторском праве. Главный вопрос — этический. В граффити культуре если ты — активный крутой граффитчик, тусуешься с такими же, выстраивается иерархия, и если ты будешь с кого-то байтить — то не будешь с ними на одном уровне. Одна из причин, которая стимулирует развивать свой уникальный стиль. Плагиат бьет скорее по внутрисубкультурной репутации, чем по внешней. Даже опытный галерист может не понимать, что художник, который рисовал раньше граффити, а сейчас делает холсты, украл и присвоил технику или элементы у другого, не известного ему, художника».

Dusto
«Есть люди, которые пытаюсь своровать чужую айдентику или шрифт, им никто не не предъявляет, просто про них все это знают. Если бренд или корпорация использует чью-то работу использует, то судится точно никто не будет. У нас не крутятся пока такие, чтоб кто-то судился. В Америке почти у всей тусы есть юристы, у нас есть единицы людей кто имеет полноценные взаимоотношения с юристами. У нас такая система, что если у тебя украли какую-то художественную работу, то это очень сложно доказать.»